Эля (enasiwa) wrote,
Эля
enasiwa

Categories:

Ольга Кузьмина и Александр Энберт - интервью журналу "7 Дней".

— Ольга, Александр, какие ощущения вы испытывали на следующий день после того, как закончился проект, в котором вы оба были дебютантами?

Ольга: Невозможное возможно — вот было главное ощущение. Такая вроде бы простая фраза, но только в этот момент мы смогли осо­знать ее истинный смысл, прочувствовать, что же это значит. Наши достижения, по сути, лишь вершина айсберга, ведь над номерами работала большая команда профессионалов: костюмеры, операторы, художники по гриму, реквизиторы и, конечно, тренеры. Один из важных уроков, который мы вынесли из «Ледникового периода», — надо не только надеяться на собственные силы, но и уметь доверять. Хотя сил, конечно, понадобилось много.
Кузьмина Энберт
Александр: Согласен с Ольгой на сто процентов. Мы видим картинку по-своему, а люди со стороны — иначе, и их мнение может оказаться важным, решающим, они лучше понимают, как надо. Доверие, которое было у нас к команде, не только привело к победе, но и как минимум сократило тренировочное время раза в два или три. Если бы мы ревностно вступали в полемику насчет музыки, шагов, поддержек, вообще бы ничего не успели.

Ольга: Но это не значит, что мы пришли на все готовенькое. Вместе с Сашей мы проделали огромную работу по всем направлениям. Переслушали невероятное количество музыкальных композиций, пересмотрели множество самых разных выступлений фигуристов. Вдохновлялись программами олимпийских чемпионов, искали у них новые движения, шаги и поддержки.

Александр: У Ольги всегда была готова идея, как именно должен выглядеть номер — с творческой точки зрения. Для большинства номеров она сама предлагала варианты костюмов и грима, искала музыку. Но окончательно утверждал все конечно же Илья Авербух, наш наставник на проекте

Ольга: Нам выпала уникальная возможность прожить и прочувствовать историю, о которой в 2020 году можно было только мечтать. Мы получили шанс понять, что можем абсолютно все, если очень этого захотим и приложим максимум усилий.

Александр: Мы постоянно учились друг у друга, и я совершенно точно после проекта «Ледниковый период» стал в два раза лучше, чем был до него, — благодаря тому, что вокруг меня оказались такие люди.

Ольга: Я сразу заметила в Саше грандиозный актерский потенциал. С огромным удовольствием делилась с ним профессиональным опытом, так же как и он со мной — своим. Саша раскрылся как большой артист, и не удивлюсь, если мы еще увидим его в кино или на театральной сцене.

Кузьмина Энберт

— Победу в шоу вам предсказывали с тех пор, как вы первый раз вышли вместе на лед. И немудрено: Александр — призер Олимпийских игр, заслуженный мастер спорта России, всего несколько месяцев назад завершивший карьеру и занявшийся тренерской деятельностью. Признайтесь, понимали заранее, что займете первое место?

Ольга: Честное слово, нет. В какой-то момент мы вообще стали отгонять от себя мысли о том, что это соревнование, что надо быть быстрее, выше, сильнее. Стремились концентрироваться на самих номерах, на историях, которые хотелось красиво рассказать. И просто старались получать удовольствие от проката.

Александр: Здорово, что где-то после пятой программы судьи перестали оценивать только элементы, а начали больше обращать внимание на историю в целом. С самого начала мы взяли высокую планку и делали достаточно сложные поддержки. Было приятно, что члены жюри это увидели и оценили. Возможно, кому-то из телезрителей казалось, что некоторые элементы не так уж сложны, но мнение профессионалов, которые знают, как на самом деле трудно сделать ту или иную поддержку, — бесценно! Знаете, когда мы действительно почувствовали вкус победы? Когда поняли, что правда сделали все, что смогли. Не так, как бывает в спорте: ты упал, но соперник упал два раза, и поэтому ты победил. В нашем случае было по-другому.

Кузьмина Энберт

— Многие ваши коллеги по проекту говорили: Ольга настолько миниатюрная, а Саша такой богатырь! Неудивительно, что им легко даются сложнейшие поддержки...

Ольга: Скажу честно: было немного обидно, когда я слышала что-то подобное. Ведь не в этом дело! Саш, вот скажи, что не каждая девочка, даже такая хрупкая, как я, могла бы делать такие вещи?

Александр: Абсолютно точно! От первого тодеса до вращения на одной ноге в ласточке — это большая заслуга Ольги, ее тяжелый труд. Не помню, чтобы кто-то такое делал на проекте.

Ольга: Не скромничай! Это наша общая заслуга! Мы оба жили этим шоу. А что касается подготовки, у меня был небольшой «бонус» — в детстве я занималась танцами. Но это все лишь основа, база. И я очень благодарна маме, которая когда-то настояла на этих занятиях, во многом поэтому у меня есть такая воля к победе — во всем. Некоторым участникам проекта повезло гораздо больше, они в детстве ходили на фигурное катание и пришли на шоу более подготовленными.

Александр: Было, кстати, смешно, когда после окончания шоу одна из участниц, Ольга Паутова, в шутку призналась, что специально устроилась на Первый канал корреспондентом, чтобы попасть в «Ледниковый период», а Алина Загитова сказала, что специально стала олимпийской чемпионкой, чтобы его вести. (Смеется.)

Кузьмина Энберт

— Ольга, как вы, кстати, вообще оказались в проекте?

Ольга: Как человек, который практически не катался на коньках, я и представить не могла, что окажусь в этом шоу. Попробовать мне предложил Илья Авербух, и я не сразу осознала, что предложение легендарного постановщика серьезно. Конечно, сомнения были. Я понимала, что это будет сложно, травмоопасно и затратно по времени. Но все-таки решилась. А вот утверждения в проект пришлось подождать. Помню, Илья сказал: «Ты пока потренируйся немного, попробуй. Мне кажется, у нас все может сложиться. Покажем тебя в лучшем свете, и думаю, пройдешь — кандидатуры отбирают в несколько этапов». В тот момент я не загадывала, как все сложится на самом деле. Просто очень вдохновилась идеей и «поселилась» на катке. Начала тренироваться в перерывах между съемками и командировками. Думала: здорово, если получится. А если нет... Не в моем характере — не попробовать, не попытаться. В итоге все сложилось.

— Александр, а у вас какие были первые впечатления о проекте, вы ведь тоже дебютант?

Александр: Я точно не знал, смогу ли принять участие в «Ледниковом периоде», ведь 2020 год мало подходил для того, чтобы строить планы. Я встретился с Ильей, с продюсером Катей, и мне сказали: «Вот твоя пара — Ольга Кузьмина». Я говорю: «Классно, было бы интересно попробовать, но я не знаю, смогу ли участвовать, будет ли у меня на это время». На первой встрече с Олей уже на катке я снова отвел в сторонку продюсера и сказал: «У меня правда есть другие планы. Мы две недели с Ольгой покатаемся, а потом вдруг у меня все сорвется, и я ее и вас подведу». Сейчас могу сказать, что наше знакомство получилось довольно скомканным, потому что я очень боялся подвести: занимался подготовкой к детским сборам, где выступаю в роли тренера. Но продюсеры убедили меня в том, что надо решиться. И я это сделал. Знал бы тогда, насколько все было правильно, нужно.

Ольга: Я тоже помню, что мы с Сашей в течение какого-то времени присматривались друг к другу и не понимали, стоит ли приниматься за дело всерьез, будем ли мы вместе работать. Но в итоге довольно быстро между нами возник какой-то «магнит», и мы стали кататься в паре, как будто так и должно быть. Первое время график тренировок был такой: выходим на лед или в первой половине дня, или во второй. Время на какие-то личные дела еще оставалось. Но вскоре пришлось взять другой темп, как у профессиональных спортсменов. Проснулись — по­ехали на каток, немного отдохнули — и снова на каток. Мы настолько привык­ли к этому режиму, что после финала я, будто в тумане, не могла понять — почему не надо ехать на тренировку? Только кубок победителя, который сейчас стоит у меня на полочке, напоминает о том, что все это было в реальности, что это не сон.

— Вам дали один кубок на двоих?

Александр: Нет, каждому по кубку. Вообще, все мои награды хранятся в Санкт-Петербурге, в квартире родителей, где я родился. Думаю, что на кубок победителя «Ледникового периода» я какое-то время полюбуюсь и отвезу туда же, в коллекцию. Мне очень приятно, что родители на это смотрят и гордятся.

Кузьмина Энберт

— Как ваша семья реагировала на то, что в течение полугода вас практически не было дома?

Александр: Моя жена, Алеся, все это время была рядом, приезжала почти на каждую нашу тренировку. Так было всегда — она поддерживает меня и в спорте, и в жизни, за что я ей очень благодарен.

Ольга: Я ее так и называю: жена декабриста! С самого начала мы с Сашей понимали, что тренироваться придется много и долго. И Леся с нами проводила по 4—6 часов на льду. Мы-то катаемся — нам не холодно, а она сидит. Помню, еще было лето, Леся приходила на каток в шортах и футболке. Я думала: «Бедная, наверное, холодно». А она говорила: «Ничего, я привыкла!» Открывала ноутбук, сидела, работала. Я восхищаюсь этой прекрасной парой и желаю всем найти такую любовь, чтобы после 11 лет брака вот так друг на друга смотреть, как Саша с Лесей!

— Ольга, ну а ваши близкие за время «Ледникового...» не забыли, как вы выглядите?

Ольга: Вначале я, конечно, сильно переживала и корила себя за то, что не успеваю отвести ребенка в школу и забрать его оттуда. В первое время мы так выстраивали график тренировок, чтобы хоть какое-то время я могла проводить с Гордеем. Но сын знает, что иногда я на неделю могу уехать в командировку с программой «По секрету всему свету» или на съемки в кино. Так что для него не стало большой неожиданностью, что мама вдруг пропала. Тем более что я находилась в Москве и приезжала домой ночевать, а это уже плюс. И потом, моя мама с Гордеем приходили почти на все наши прокаты, он болел за меня… Представляете, какие испытываешь восторженные чувства, когда идет раскатка перед выступлением, а на трибуне — мама и сын, и ты машешь им рукой, посылаешь воздушные поцелуи? Мне казалось, что я настоящая фигуристка. В такие моменты всегда думала: «Надо откатать лучше всех, доказать и себе, и Гордею, что мама может». Хочется, чтобы сын понимал, что с неба ничего просто так не падает, что надо много и честно трудиться. Я ему рассказывала, как каждый день тренируюсь, объясняла, что для достижения результата требуется много часов работы и усердия. Надеюсь, это отложится у него в подсознании. Мне кажется, для него важно, что мама преодолела все препятствия и достигла таких высот. Уже сейчас я вижу результат: проект закончился, а Гордей говорит: «Поехали на каток, покатаемся!»

Кузьмина Энберт

— Пока ваша история звучит слишком гладко и красиво. Но ведь наверняка были и, как говорится, кровь, пот и слезы? Фигурное катание — травмоопасный вид спорта…

Александр: Мы оба понимали, что рискуем каждый день. Но по обоюдному решению усложняли элементы, стремились стать лучше, причем лучше самих себя.

Ольга: Спросите у любой девочки из проекта — болело абсолютно все и у всех. Когда я почувствовала боль в правом боку, сходила на рентген, но он ничего не показал. И больше я никуда с этим не обращалась. Не хотелось отвлекаться, думала, ну поболит и пройдет. Ушиб и ушиб. Раз болит, значит, я жива. Просто чем-то стала мазать это место, Саша мне подсказал какие-то средства, которые ему самому помогают. Со временем я привыкла к боли, и она вроде бы отступила. А в один из тренировочных дней Саша ловит меня после двойной подкрутки, и я чувствую, что-то внутри хрустнуло. Ему об этом почему-то не сказала. После каждого приземления он ловил меня на это же ребро, и у меня перехватывало дыхание. Я думала, что так и должно быть, что это нормально. В очередной раз неудачно приземлившись, я ударилась о Сашино плечо, разбила губу, она сразу раздулась, было очень «красиво». (Улыбается.) Когда мы катали программу, боль не отпускала, но я как-то собралась. И услышав крики «Браво!», чуть не расплакалась. Внутри все прямо полыхало оттого, что сами чемпионы аплодируют нам, и тут уж никакая боль, никакие разбитые губы не важны. Когда все закончилось и на тренировки ездить больше не надо было, я решила: схожу проверю, что там у меня до сих пор болит. Тогда и выяснилось, что у меня сломано ребро. На рентгеновском снимке был четко виден отломанный кусок.

Александр: А я думал, может, у тебя трещина. Очень переживал из-за этого и чувствовал большую ответственность — не только за номера, но и за здоровье Ольги.

Ольга: Я тоже надеялась, что трещина, но оказался перелом. Причем к тому моменту ребро уже начало срастаться. Так что неизвестно, как долго я проходила и прокаталась «поломанная». Но нас ведь никто не заставлял, я уж точно сама напросилась! (Смеется.) Зато для меня ценность нашей победы еще больше возросла.

Кузьмина Энберт

— И вы ни разу не пожалели, что ввязались в такую авантюру?

Ольга: Конечно, нет! Это бесценный опыт. После первого проката я была в такой эйфории от того, что мы сделали, что не упали… Сойдя с катка, сели на диван, и я даже забыла, что нам сейчас еще и оценки будут ставить. И тут объявляют: 5:8, 5:9, а я просто не понимаю, про кого говорят. Потом Татьяна Анатольевна Тарасова берет микрофон и называет мое имя, Алексей Ягудин тоже говорит обо мне… А я не осознаю, что происходит! Будто в другое измерение попала. У меня было полное ощущение, что я сидела дома, смотрела «Ледниковый период», а потом меня каким-то образом взяли, уменьшили, как в мультиках, и поместили в телевизор. И это чувство не проходило в течение нескольких программ. Я просто не понимала, что это происходит со мной, за что нам ставят оценки. Более или менее адаптировалась ближе к финалу. В итоге, когда все уже закончилось, было тяжело «выпрыгивать» обратно из телевизора, потому что это уже стало какой-то новой реальностью...

— Вам, наверное, поддержки и во сне снились?

Ольга: Полгода только они и снились!

Александр: Ольга каждое утро приходила на лед и говорила: «Мне при­снилось, что мы должны вот эту поддержку поменять, надо — вот так».

Ольга: То есть я реально думала о коньках и о нашей программе даже во сне. Каждый раз перед тем, как лечь спать, включала музыку и перед зеркалом повторяла шаги — их было много, они были сложные. Знаю, что память так устроена: если повторять что-то на ночь и утром, лучше и быстрее запомнишь. Поэтому я не пренебрегала этим, хотя мы всегда поздно возвращались домой. Естественно, и во сне продолжала ходить под музыку, кататься, меня посещали какие-то идеи. Утром просыпалась, приезжала на тренировку и говорила Сашке: «Я все придумала». Мы надевали коньки, включали музыку, пробовали — и ничего не получалось! Все, что дома мне казалось идеальным, на деле не подходило.

Александр: Надо сказать, Ольге было сложнее в эмоциональном плане. Она готовилась к новому номеру всю неделю, а я с профессиональной точки зрения понимал, что за три-четыре дня мы все успеем. В голове картинка уже была сложена. Я знал: эти кусочки программы передвинем, эти вот так переставим, и все, готово.

Ольга: И вот это фирменное «все, готово» Саша всегда говорил таким невозмутимым и спокойным голосом! Но я все равно нервничала.

Александр: Самые сложные эмоциональные моменты были, когда Ольга начинала заводиться и паниковать: «У нас ничего не готово!»

Кузьмина Энберт

— Одним из главных людей в команде, конечно, стал ваш наставник Илья Авербух. Что он вам сказал, когда вы сошли с пьедестала победителями?

Ольга: Мне кажется, Илья был уже в таком изнеможении, что не мог ничего сказать. Но мы к тому моменту научились понимать друг друга без слов. Мы поблагодарили его, он — нас. Илья вообще настолько скромный человек, что часто промолчит там, где можно было бы сказать много слов. Но нужны ли они?

Александр: То, какой кредит доверия Илья Авербух дал нашей паре, как поддерживал нас и как прожил с нами эти полгода, наверное, заменяет любые слова.

— Ольга, а какие планы у вас теперь? Вы ведь уже не оставите лед?

Ольга: Очень хочется верить, что у нас еще будет возможность вживую встретиться со зрителями, которые сидели у телевизора или монитора компьютера, переживали и голосовали за нас. Почувствовать эту энергию не через экран. Многие уже «отправляют» нас на чемпионаты России и мира, говорят, что мы должны выиграть Олимпиаду. Это, конечно, лестно, что так пишут, но, я думаю, в моем возрасте сделать это уже невозможно.

Александр: Ну почему? (Смеется.) Теперь мы точно знаем: главное — захотеть чего-то и очень сильно постараться. На ближайшую Олимпиаду, может, и не стоит рассчитывать, а через одну — почему бы и нет?

источник https://7days.ru/stars/privatelife/olga-kuzmina-i-aleksandr-enbert-my-repetirovali-nashi-nomera-dazhe-vo-sne.htm?link=search

Кузьмина Энберт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo enasiwa november 28, 01:28 3
Buy for 10 tokens
Для Козерога 2021 обещает быть удачным. В плане финансов благоприятна первая половина года. В личной жизни будет гармония. Для вас в 2021 важно беречь здоровье. Для Водолея год станет судьбоносным. Возможен карьерный взлет или встреча очень важного для вас человека. В середине года судьба…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments